Попытка интерпретации работы Жака Лакана «Семейные комплексы в формировании индивида»

Автор: Иван Пронько

Введение.

Любая теория, претендующая на объяснение психического мира человека, должна раскрываться в онтогенезе и, в идеале, опираться на материальный субстрат, т.е. на данные гистологии, анатомии и физиологии. Будь то теория, объясняющая развитие психики генетическим материалом или теория, делающая акцент на влиянии общества в развитии индивида, она обязана продемонстрировать воздействие определенного фактора на конкретном временном этапе – от рождения (правильнее было бы сказать от появления возможности воспринимать) и до окончательного формирования личности (т.е. установления стойких типов взаимодействия с окружающими объектами).

Момент появления в 1938 году в 8 томе Французской энциклопедии статьи Жака Лакана «Семейные комплексы в формировании индивида» можно считать моментом возникновения оригинальной лакановской теории формирования субъекта. В этой статье рассматривается возникновение личности от стадии, когда человеческое существо только начинает воспринимать раздражения и до стадии окончательного ее формирования. Процесс становления здесь рассматривается в близкой связи с семьей, которая является совокупностью  стабильных объектов окружающих субъекта. Семья рассматривается, как и любой другой объект анализа, только «hic et nunc» — «здесь и сейчас», т.е. в конкретное время и в конкретном месте, а не в качестве обобщенной категории.
Центральное место при формировании психического мира индивида в данной теории отводится культурным факторам, факторам которые передаются посредством взаимодействия с ключевыми объектами, окружающими субъекта.

Главным механизмом формирования личности считается комплекс, который является совокупностью реакций (эмоции, стремления) имеющих целью оптимальное приспособление к объективной действительности окружающей обстановки. А так как, центральное место в действительности субъекта занимает объект, вокруг которого все его бытие и разворачивается, то соответственно комплекс можно рассматривать как набор приспособлений для противостояния недоступности объекта. Таким образом, в ответ на недоступность постепенно развивается 3 комплекса: комплекс отнятия от груди, комплекс внедрения и Эдипов комплекс. Перечисленные комплексы не сменяют, а скорее наслаиваются друг на друга, навсегда оставляя след в психическом мире субъекта.
В основе содержания комплекса находится неосознанное представление – образ. Именно поэтому комплекс всегда скрыт от сознания.

Первый этап — Комплекс отнятия от груди.

Данный комплекс является самым первым комплексом. Он позволяет приспособиться к неудовольствию отсутствия объекта, которым для ребенка выступает мать, чья грудь для него ассоциируется с  питанием и теплом. Таким образом, в результате недоступности груди, у него формируются два разных полюса – полюс доступного объекта и полюс недоступного объекта. Эти полюса являются двумя основами, на которых, в дальнейшем, путем наслоения новых образований, будет выстроена вся психическая структура субъекта. Полюса, как это не странно, но на этом этапе не  являются взаимоисключающими.

Полюс доступного объекта (ПДО) представлен экстеро-, интеро- и проприоцептивными раздражениями получаемыми во время контакта с объектом. В то время как, полюс недоступного объекта представляет из себя образ доступного объекта, составленный из следов указанных раздражений, тот образ, достижение которого является первым и единственным стремлением индивида.

Итак, в ПДО фиксируются различные виды раздражений, воспринимаемыми рецепторами тела во время состояния полного удовлетворения, соответствующего контакту с объектом. Не стоит забывать, что воспринимаемые раздражения относятся к тому периоду, когда для субъекта не существует понятия о собственном теле, и соответственно, того, что является внешним по отношению к нему; как не существует и понятия целостного объекта, который вместо этого, представлен в этот период совокупностью разрозненных восприятий.

Экстероцептивные раздражения представлены визуальными, слуховыми, тактильными и обонятельными раздражениями, исходящими от объекта. В дальнейшем, все указанные раздражения, будут основой для представления о материнском присутствии.

Раздражения проприоцептивных рецепторов объектом приводит к активности со стороны ребенка – он начинает сосать (при раздражении оральной области) и хватать (при раздражении поверхности тела).

Интероцептивные раздражения появляются раньше других: наибольшая их активность наблюдается  непосредственно во время рождения. Эти раздражения связаны с резкой сменой способа существования ребенка, происходящего при родах: с паразитического (при нахождении ребенка в матке) на более самостоятельный (после рождения).  Они представлены: ощущениями удушения, нехватки воздуха, возникающими при асфиксии периода новорожденности (что соответствует тревоге взрослых), ощущениями холода, связанного с наготой кожи (соответствует ощущению страха в старшем возрасте) и ощущениями лабиринтного дискомфорта, связанного с новым типом воздействия силы тяжести на тело ребенка в результате перемещения из жидкой в воздушную среду (соответствует головокружениям более взрослых). Именно эти раздражения, полученные при отделении от материнского лона заложат основы для последующего существования ПНОО и ППОО, и навсегда установят недостижимость желаемых условий.

Комплекс отнятия от груди показывает нам, как, благодаря формированию ППОО, в психическом мире субъекта появляется, пускай разрозненный, нецелостный, но образ. Эту стадию психического развития,  можно изобразить с помощью лакановской схемы c использованием колец Барромео следующим образом:

В результате взаимодействия субъекта с реальностью, которой является отсутствие объекта, происходит зарождение системы воображаемого.
Посредством указанного первого комплекса, связанное с неудовольствием лишение объекта, приводит к интеллектуальному прогрессу личности.
Также, именно здесь находят свое объяснение все формы психозов, как  случаев регресса на данную стадию.
Еще данный комплекс открывает нам истинное значение стремления к смерти, которое Фрейд назвал влечением к смерти, что так приводило в недоумение его последователей. Указанное стремление проявляется на практике в т.н. ненасильственных видах самоубийств, часто связанных с оральной зоной, которые представлены отказом от пищи при нервной анорексии и постепенным продвижением к смерти при медленном отравлении при зависимостях. Смысл добровольного предания себя смерти, в описанных ситуациях, заключен в попытке вернуться таким образом к первоначальному образу лона матери, сформированному в виде лишения, посредством указанных ранее интероцептивных раздражений.

Второй этап — Комплекс внедрения.

К возрасту шести месяцев уже можно говорить о закреплении комплекса отнятия от груди в психическом мире ребенка. На данном временном этапе нецелостный образ матери, составленный из следов зрительных, слуховых, тактильных и обонятельных раздражений уже представлен как отдельная инстанция в психике, а точнее в полюсе недоступного объекта (ПНДО). Другой, противоположный полюс, полюс доступного объекта (ПДО), постоянно формируют непосредственно раздражения, воспринимаемые от матери как реального объекта. Чем сильнее развивается один полюс – тем слабее становится другой, что, тем не менее, не мешает им сосуществовать.
Мать в это время не выделяется в качестве объекта в полном смысле этого слова, т.к. у субъекта еще не сформировано представление о себе и о том, чем он не является. Точнее было бы сказать, что раздражения от матери и след от них в качестве образа как раз и составляют в это время субъекта.
Впервые понятие о себе очерчивается во время реальной встречи субъекта с себе подобным индивидом, которая происходит в возрасте от шести месяцев до двух лет. Обязательное условие подобия проявляется в максимальной допустимой разнице в возрасте между контактирующими индивидами, к
оторая на первом году не должна превышать двух с половиной месяцев и лишь в дальнейшем несколько увеличивается. Во время такой встречи постоянно находящиеся в поле зрения субъекта части собственного тела собираются в одно целое в облике другого и, таким образом формируют представление о себе, которое теперь всегда будет функционировать в качестве зрительного образа, образа другого-себя.
Мать для ребенка является ненадежным объектом: время от времени она вынуждена его покидать. Обретая посредством первой идентификации собственное тело, ребенок отрывает для себя хоть менее полноценный, но зато более стабильный объект, объект зрительные раздражения от которого в ПНДО налаживаются на нецелостный материнский образ в виде образа другого-себя. Данный образ полностью закрепляется в психическом мире после двигательного подчинения своего изображения в зеркале.
При условии взаимодействия детей, разница в возрасте которых превышает два с половиной месяца, мы будем наблюдать между ними совершенно другие отношения, отношения которые можно условно разделить на три группы: парад, соблазн и тирания. Указанная ситуация предполагает наличие старшего ребенка – ведущего, и младшего – ведомого. Являясь продолжением, развитием зеркальных отношений предыдущего этапа, данные отношения также подразумевают идентификацию и смешивание ролей: поэтому, правильнее говорить, что каждый из них в какой-то степени ведущий, и в какой-то ведомый.
Так, обладая новым механизмом покорения реальности – идентификацией, старший ребенок, в зависимости от доступности его объекта, соответственно строит свои отношения с младшим: парад как форма отношений развивается, при условии, что ребенок рассматривает образ своего тела в качестве преимущества, но такого преимущества которое обязательно должно быть подтверждено другим, которое, собственно, и существует только для другого; соблазн можно наблюдать, если младший ребенок рассматривается в качестве объекта, которого пытаются заполучить; тирания же возникает при условии наличия агрессивных импульсов у старшего ребенка по отношению к образу младшего.
Именно во время рассматриваемого нами возраста, т.е. примерно с шести месяцев до двух лет, можно говорить о зарождении в субъекте агрессивности, агрессивности которая в своей основе всегда является разрушительной тенденцией направленной к образу. Исходя из описанных особенностей становления субъекта, агрессивность следует рассматривать как стремление посредством разрушения образа (который всегда является образом другого-себя) вернуться в предыдущую стадию развития.
По типу идентификации субъект формирует и любой другой образ из зрительных раздражений стабильного объекта, тот образ, который будет дополнять его представление о себе. Так, подобная идентификация сформируется у него с матерью, возможно отцом, бабушкой, дедушкой, братом или сестрой, т.е. с тем объектом, от которого он будет получать любовь. Именно на данной стадии все четче вырисовывается скрытая суть субъекта – его разделение. С одной стороны, в ПДО, находится его желание постоянного восприятия любящего объекта, а с другой, при невозможности его восприятия, в ПНДО, находится мир образов, то место, где субъект существует в качестве отчуждающей воображаемой идентификации с любящим объектом, идентификации, представляющей собой Я субъекта как психическую инстанцию.
Описанные ранее механизмы могут послужить для объяснения термина «нарциссизм». Первично введенный Фрейдом в работе 1914 года «О введении понятия «Нарциссизм»», указанный термин определяется как особое состояние субъекта, при котором собственное тело выделяется в качестве сексуального объекта. Теоретическое предположение о существовании нарциссической стадии развития ребенка было основано, в основном, на наблюдении психопатологических проявлений взрослых. Проявления данной стадии Фрейд увидел в основе как гомосексуальной, так и гетеросексуальной любви, психоза, при психической регрессии во время сновидения.
Так, в основе любого проявления любви лежит такое явление как идентификация, причем при гомосексуальной любви обязательным является максимальное подобие тела объекта. Психоз же, в определенных случаях, характеризуется чрезвычайно сильными идентификациями с объектами того же пола, что и больной, на которых собственно и выстраивается бредовая структура, которая является последней связью субъекта с внешним миром. Содержание сновидения, в свою очередь, отличается концентрацией интереса сновидца на себе.
Но, из фрейдовского определения нарциссизма необходимо вычесть чувство всемогущества и совершенства, которое, вероятно, характерно не конкретно для данной стадии психического развития, но скорее для особенностей развития субъекта вообще, в частности для состояния активации в субъекте ПДО.
Данная стадия, вероятно, имеет параллельные связи с психическим развитием животных, в частности с формированием стадного типа поведения на основе зрительной идентификации с собратом. Но, также в это время схожесть животного и человеческого развития заканчивается в становлении Я субъекта.
Таким образом, во время описанного комплекса в психический мир субъекта происходит внедрение чужеродной тенденции, которую представляет из себя идентификация, тенденции, залаживающей основу для отчуждения желания субъекта в образе другого.
С помощью колец Барромео из лакановской схемы, данную стадию психического развития индивида можно изобразить следующим образом:

Что необходимо читать как: реальная недоступность объекта приводит к появлению в психическом мире образа другого, что фиксирует субъекта в системе воображаемого.
Т.е. реальностью для субъекта является доступность объекта, представленная в ПДО и его недоступность, отраженная в ПНДО, что можно схематизировать: