Колетт Солер "Тело в учении Жака Лакана"

Перевод фрагмента статьи.

Это было понятно с самого начала, что бессознательное существует не без некоторой опоры на тело. Я имею в виду, что это было известно с момента появления работ Фрейда. Это было известно с момента первой расшифровки истерических симптомов. Это было также понятно и из-за фрейдовского открытия общей травматической природы сексуальности. И соответственно, с открытием того, что должно было быть названо недостатком сексуального инстинкта в человеке, я имею в виду то, что Лакан называет parletres, говорящее бытие, недостаток сексуального инстинкта, которое дополняется Эдипом во фрейдовском учении. Была известна также, эта опора бессознательного на тело, со времени открытия того, что Фрейд назвал «по ту сторону принципа удовольствия», то есть, чего то, что представляет самого себя время от времени, как плохое наслаждение. Таким образом, сразу было известно, что бессознательное существует не без связи с телом.

Но надо сказать, что психоанализ не принес много на пути знаний о биологическом теле. Лакан это отмечал. Существует целый абзац в его тексте, посвященном женской сексуальности, говорящий, что психоанализ, строго говоря, не облегчает доступ к любым «новым достижениям в области физиологии, фактам посвященным хромосомному полу… и его генетическим коррелятам, его отличие от гормонального пола, их доли в анатомическом определении»(J. Lacan, Ecrits, p. 726).

Следует также сказать, что психоанализ не ответил на вопрос Тиресия. Более того, как Лакан наблюдал на одном примере, он даже не смог обогатить эротику новым извращением. Хорошо, очевидно, что между этими двумя утверждениями: опора бессознательного на тело, и то малое значение, которое психоанализ придал тому, что мы представляем наиболее телесным в теле, то есть, его биологическому функционированию, можно было бы также спросить, что психоанализ делает с телом? Этот вопрос стал очень модным, хотя это не настоящий психоанализ, поступающий подобным образом. Это стало модным из-за распространения того, что мы знаем как лечение физическими методами [телесные техники]. Мы могли бы составить их список. Вполне понятно, что мне, вероятно, известны лишь четверть из этих видов лечения. В любом случае, думаю, йога, все различные формы гимнастики, первичный крик, и все другие; техники умножаются. Хорошо, я начну свой доклад с утверждения, которое, я надеюсь, станет несколько яснее с помощью бумаги. Прежде всего, я буду утверждать, что я думаю, что можно легко продемонстрировать, что все «физические методы лечения» являются техниками означающего. И, более точно, те, которые помечены как «физические методы лечения» являются методами главенствующего означающего. Это методы, чья общая сущность, я бы сказала, заключается в том, чтобы вы шли в ногу. Что является, конечно, образом. В общем, цель состоит в том, чтобы способствовать вписыванию тела в определенный порядок. Также, можно сказать, что психоанализ является, в определенном смысле, физическим методом терапии; вы увидите, что я имею в виду. Это утверждение, которое должно быть разъяснено. Психоанализ является физическим методом терапии. И в любом случае, он не является тем, который заставляет вас идти в ногу. Я начала, бросив, это в вас. Теперь я попробую прокомментировать.

Позвольте мне выдвинуть первое утверждение: что тело является реальностью. Если, когда вы слышите это предложение, вы думаете, что это означает, что тело является материальным, более материальным, чем исчезновение слова, которое бегает вокруг, не будучи схваченным на чем-то, я скажу вам сразу, что это не так. Сказать, что тело является реальностью, означает то, что тело не является первичным. Это означает, что никто не рождается с телом. Другими словами, я говорю, что это некая реальность, но в смысле той реальности, которая начиная с Фрейда имеет подчиненное положение: это нечто что было построено, что является вторичным.

В любом случае, это означает, что, поскольку я предлагаю поговорить с вами о теле в учении Лакана, мы, конечно, обнаружим большой раскол в этом вопросе в психоанализе. Существует большой разрыв между ориентацией лакановского учения, и ориентацией доминирующего течения в МПА, которым является эго-психология. Должно быть сказано, что мы никогда не считаем, что тело это нервная система. Конечно, есть нервная система. Кто может спорить с этим? Нервная система даже введена в использование. Но это не то, что тело, по мере приближения к нему, определяет.

Главный постулат Эго-психологии, и я обращаю на него внимание исключительно, чтобы показать огромное различие, огромную ось, которая пересекает психоанализ, это то, что существуют две врожденные особенности со стороны тела. С одной стороны то, что они называют аппаратами, которые можно было бы назвать аппаратами реальности, одним из которых, например, является разум. Они прочли о фрейдовской системе восприятие-сознание, говоря себе, что он таким образом определял то, что пришло из тела, и что может быть разновидностью врожденного инструмента, даже несмотря на его способность к обучению, но врожденный тем не менее, инструмент постижения реальности, Innenwelt. Таким образом, с одной стороны находится идея о том, что аппараты реального являются врожденными, а с другой, идея о том, что, в сущности, этапы развития тела нужно осуществлять с телом, и больше ни с чем. Ок, оставим в стороне Хартмана, Левенштейна, или даже Криса, давайте возьмем автора, который происходит из этого течения, такого как Маргарет Малер, к которой я вновь вернусь позже. Маргарет Малер говорит это вам абсолютно черным по белому: существуют две врожденные характеристики, которые исходят из тела, и на которые никто не может повлиять. Подходящим помочь разобраться в них, будет не психоанализ, который был призван с этой целью, но Пиаже.

Более того, есть еще третий регистр, который сам по себе будет зависеть от психоанализа, и который и является тем объектным отношением. В самом деле, обращаться с вещами, таким образом, я бы сказала, это вывести тело из игры, в значительной степени. Я оставлю это направление в стороне.

Взамен, я вернусь к тому: что реальность не является первичной, она уже является, я буду использовать этот термин, надстройкой, то есть, отношения, которые определяют означающую структуру, уже вписаны в нее, ее населяют, как сказал Лакан. Это означает, что существует вне реальности. Эта тема вне, как вы знаете, является заглавием статьи Лакана названной «Вне принципа реальности». Он не взял его слишком далеко. Он сам так сказал, когда представил такую подборку своих сочинений. Но он взялся за тему намного позже, в статье, опубликованной в Scilicet 1, которая называется «Психоанализ и его связи с реальностью» во Французском институте в Милане. В этой статье он употребляет выражение «вне принципа реальности», чтобы сказать о том, что находится вне принципа реальности в науке. Наука, как таковая, нацелена на реальное. Таким образом, так как я ввела термин «реальность», теперь я представлю то, что является ее противовесом, если можно так выразиться, у Лакана, то, что является «реальным». Он определяет его, как вы знаете, на основании невозможного, то есть, на основании означающего тупика, точнее, тупик формализации.

Для нас сейчас необходимо знать, как вне тела, взятого с самого начала как определенную реальность, психоанализ дает доступ к чему-то из тела, что является реальным. Это вопрос, который я хотела бы спросить. Как я только что сказала, никто не рождается с телом. Другими словами, тело не является первичным. Живое существо не является телом. Лакан сам здесь несколько углубился. Разграничение должно быть сделано между организмом, живым существом, с одной стороны, и то, что, с другой стороны, называется телом.

Это является неизменным в учении Лакана. Очевидно, вы знаете, что когда вы читаете такого автора, как Лакан, чье учение охватывает 25 лет — учение всегда меняется, вы можете указать как те элементы, которые являются постоянными, так и, наоборот, те, которые эволюционировали, которые изменились, или оба сразу. Здесь я указываю на постоянный.

Идея о том, что живое существо не способно создать тело, которое является постоянным, хотя существуют некоторые различия в отношении к этому постоянству. На первом этапе, как Майкл Элиас напомнил нам при открытии [этой конференции], это было сквозь образ, с помощью которого Лакан приблизился к проблеме тела. Этот период его учения является тем, к чему Лакан отсылает как к «моему прошлому»: то есть, он считает, что, собственно говоря, это предшествовало его учению. Действительно, на протяжении этого периода, который предшествовал Римскому Дискурсу [«Функция и поле речи и языка в психоанализе», доклад в Риме, 1953], он считает, что для того, чтобы сделать тело нужен живой организм плюс образ. Другими словами, это касалось единства того образа, которое он приписывал чувству единства тела — потому что это явление, наподобие чувства единства тела. В то время он считал, что это единство пришло из визуального гештальта. Он исходил из представления субъекта единства своей формы в зеркале. Другими словами, в то время он противоставлял единство и уникальность образа тому, что было организмом, предоставленным самому себе, что в то время он характеризовал как досозревание. Он вызывал там состояние дискомфорта, состояние расщепления организма, в той степени, в которой он не согласован с этим образом, что позволяет ему охватить себя как целое, обеспечивает его от фрагментации, которая является первичной по отношению к образу.